Добро пожаловать в Неделю Старого Дома!

Открыта СКИДКА 20% на полный формат скульпторов: Бронзовые Облака, Непокорные Облака, Сумеречные Облака (стоимость на сайте указана с учётом скидки). Найти оттенки можно в разделе "Акции и Полезное"!

ВНИМАНИЕ! Карточка с иллюстрацией не прилагается к оттенку.

Срок действия акции на оттенки недели до 12:00 27.01.20г. (мск). Скидки не суммируются.

Люциан стоял на пороге дома, некогда полного жизни и праздников. Он смотрел на разрушающуюся с каждым годом крышу оранжереи, которую Морган называл "зимний сад", у аристократов всегда были свои названия для всего, это казалось таким смешным тогда, в юности, когда он был еще таким крестьянином.

Семья Люциана жила на ферме, довольно далеко от города, уединенно. Едва научившись читать и писать, дети бросали школу и принимались помогать родителям по хозяйству. Пасти овец было несложно, да и остальная работа требовала, скорее, сноровки и сильных рук, нежели сложного образования, и Люциан, хотя тогда его звали просто Луи, справлялся с ней отлично.

Однажды на дороге, что проходила мимо фермы, сломался экипаж знатного господина, и отец юноши вызвался помочь с починкой, накормить и напоить лошадей и, конечно, предоставить ночлег важному гостю. Луи тот день посчитал праздничным, ведь мама достала самые вкусные сыры из запасов, отец открыл вино, припасенное для особого случая, и им велели надеть свои лучшие наряды. Весь вечер их знатный гость, граф Морган, рассыпался в комплиментах хозяину и хозяйке дома, довольный прекрасным сельским колоритом, вкусной домашней едой и теплым приемом, он, похоже, считал все это приключением, а потому ото всего получал удовольствие. Увидев Луи, граф изумился, как он красив для фермерского юноши, и тут же стал советоваться со своими спутниками.

- Решено, - озвучил Морган свое решение. - Ваш Луи будет позировать для статуи в моем саду. Такая красота должна остаться в веках, а время, увы, чудовищно и зло поступает с красивыми людьми. Вот разве теперь скажешь, что я когда-то был красив?
- Конечно, - Луи понятия не имел что отвечать, но решил, что лесть не самый плохой вариант.
- Смешно, - Морган улыбнулся. - Когда-то я выглядел, как ты, даже лучше, ведь моей кожи не касалось солнце. И все же с возрастом моё тело расплылось, а этот чудный светлый тон - всего лишь белила. Как ни береги себя, время все равно догонит.

И хотя родители Луи очевидно сомневались, они все же отпустили сына вместе с графом, Луи так хотелось хотя бы немного пожить в большом красивом доме со слугами, да и оплату ему обещали завидную, а работу простую: стой себе без движения, пока скульптор трудится.

- Будь там поосторожнее, - сказал Луи отец перед отъездом. - Есть вещи, которые нельзя продавать за деньги.

Луи тогда его не понял, да и позже сомневался, что отец мог, понимая всю правду, отпустить сына в этот дом. Спустя месяц Луи стал Люцианом, его носовые платки были из шелка и всегда надушены, а пряжки на обуви начищены до блеска. Конечно, пастушьи манеры частенько прорывались сквозь весь этот внешний лоск, но граф был к нему удивительно добр и терпеливо разъяснял, почему нельзя откусить булку прямо от куска и какой нож предназначен для масла. За первой скульптурой последовала вторая, за ней третья, а потом целая группа, для которой пригласили позировать и других юношей и девушек. Вот только никто из них не оставался в доме надолго, а Луи уже через год перестал спрашивать, когда можно будет поехать домой. Он получал свою оплату и множество подарков от графа, и жизнь эта казалась ему такой сладкой, что можно было и потерпеть разлуку с родными. Да и как бы он приехал теперь на отцовскую ферму, что бы делал там в своих изысканных нарядах, отравленный праздностью и развратом.

Порой он ловил на себе осуждающий взгляд служанки и чувствовал, что так же на него теперь посмотрели бы его родители. Мысль о том, что это всего лишь зависть, успокаивала, но где-то внутри Люциан все еще был Луи, простым пареньком, для которого были вещи, что нельзя продать за деньги. Правда, с каждым годом этого паренька он вспоминал все реже, отсылал родным деньги уже без писем, и волновался больше о светских выходах, чем о чем либо ином.

Граф Морган пропал ранним утром. На фермах такое случалось, если кто-то уходил в лес и попадал в беду, но для почтенного человека это было совершенно немыслимо. Люциан не мог найти себе места, он чувствовал такой страх, какого не испытывал никогда прежде, ну разве что совсем в юности, когда все ему еще казалось преувеличенно опасным. Согласно завещанию, вскрытому по требованию родственников Моргана, дом и часть состояния принадлежали теперь Люциану, и это был огромный скандал, все равно, что завещать огромные деньги портовой девке.

В те дни Люциан понял, что в обществе он был принят только из-за Моргана, в тени его могущества даже мальчишка пастух становился значимым, но стоило выйти солнцу, как все понимали, что он недостоин ни богатства, ни уважения. Перед ним закрылись все двери и оказалось, что у него больше не было друзей. Погруженный в свои горькие думы, он жил, подобно призраку, ночевал в спальне Моргана и, проводя рукой по шелковым простыням, пытался почувствовать, жив ли Морган, что с ним и держит ли он путь домой.

- Пусть только вернется, - шептал Люциан. - Он заставит их меня уважать! Пусть только вернется, пусть только вернется!

Он отказывался пошить новую одежду, в его волосах появились седые пряди, хотя он был еще совсем молод. И только статуи в графском саду по-прежнему были прекрасны, время было над ними не властно.

Автор: Адель.

Скульптор "Непокорные Облака"

Скульптор "Сумеречные Облака"

Скульптор "Бронзовые Облака"

Анна Викторовна,
автор колонки о новинках